На одном из обучающих циклов в нашем гештальт-институте, посвященном травме, нам было предложено вообразить место, реальное или мнимое, в котором мы могли бы чувствовать себя безопасно. Большинство из нас вспоминали реальные места из детства, в которых они прятались от жизненных перипетий. Я тоже вспомнил такое место, реальное из детства. Это было пространство под кроватью среди моих игрушек и разных запылившихся вещей.

Когда я мысленно перенесся в это место, я был поражен тому, как много жизненной силы осталось погребенной в нем. Какая-то важная часть меня как будто продолжала лежать там, под кроватью, и бояться. Это место для меня не связано с какими-то конкретными жизненными событиями и травмами (а может быть я просто этого не помню), но, мысленно побывав в нем, я как будто вновь получил доступ к той части жизненной силы, которая была там потеряна.

Это хорошо описывает специфику травмы. Во время угрожающего жизни события, с которым мы не способны справиться, мы цепенеем от ужаса и бессилия и замираем. Наш организм выделяет колоссальное количество энергии на наше спасение, но когда мы не можем спастись бегством, мы замираем подобно убегающей от хищника антилопе, и весь этот объем энергии застывает в нашем теле. Антилопа, если опасность миновала, и она осталась жива, благодаря своим сородичам сбрасывает с себя этот застывший сгусток энергии и живет дальше полноценной жизнью. Человек часто не в состоянии этого сделать в силу разных причин, и травма фиксируется в теле.

Важно это подчеркнуть. Травму вызывает не столько само событие, сколько последующая неспособность сбросить эту застывшую в теле энергию. В человеке в момент травмы происходит расщепление — одна его часть продолжает жить, как будто ничего не было, другая остается лежать под кроватью. Целостность жизни утрачивается.

Чем больше непроработанных травматических ситуаций в жизни человека, тем к большему количеству своей жизненной силы он теряет доступ, и тем менее полноценна его жизнь.

Эти события не всегда связаны с реальным риском для жизни. Риск может быть предполагаемым. Если значимый Другой, от которого в какой-то степени зависит наша жизнь, нас отвергает, покидает или унижает, мы сознательно или бессознательно воспринимаем это, как угрозу для жизни, и это может обернуться для нас травмой.

Преодоление травмы дает большое количество энергии и новых сил. То, что нас не убивает, делает нас сильнее. Это полностью справедливо для ситуации, когда травма проработана. Непроработанная травма, напротив, сильно подтачивает нас и лишает сил. Мало того, что часть жизненной силы остается заблокированной, так и оставшаяся часть часто расходуется неоптимально. Человек с признаками травмы часто реагирует на незначительные покушения на его территорию чрезмерно. Часто эти покушения вообще мнимые. Но он не стремится это прояснить в диалоге, а включает режим полной боеготовности даже там, где никакой опасности нет и в помине.

В жизни человек с большим количеством непроработанного травматического опыта испытывает большие трудности в построении отношений. Он относится с большим подозрением к людям, в нем много страхов и опасений. Другого он воспринимает в первую очередь как опасного. В ситуации, когда все пропитано опасностью и страхом, построить теплые и доверительные отношения практически невозможно. Как поется в песне, там где страх, места нет любви. Травма в какой-то степени делает из человека душевного инвалида. У него утрачивается способность к сочувствию, сопереживанию, эмпатии. А именно это — самые важные кирпичики в построении отношений, которые способны питать и наполнять человека любовью, теплом и силой.

Важно, что травматический опыт воссоздает сам себя, передается из поколения в поколение и накапливается. Об этом свидетельствует тот факт, что количество и сила психических заболеваний растет из года в год. Травматического опыта у современных молодых людей столько, что многие вообще не способны на построение любых отношений. В мире все больше одиноких людей, не способных любить и быть любимыми.

Вытекающая из травмы неспособность сопереживать порождает насилие, которое вновь воссоздает травматический опыт. Насильник через акт насилия как будто хочет столкнуться со своим бессилием и ужасом, увидев эти бессилие и ужас в глазах жертвы. Бессознательно он надеется таким образом обрести целостность. Но это невозможно. Обрести целостность можно, только воссоединившись со своим бессилием и страхом напрямую, а не через жертву-посредника. Это воссоединение дает возможность для преодоления травмы.

Единственный способ не воссоздавать вокруг себя травматический опыт и не передавать его своим детям — это проработать его. И пожалуй, это самое важное, что Вы можете и должны сделать для того, чтобы мир вокруг стал более дружелюбным, теплым и красивым.

Проработка травматического опыта — это длительный и ресурсозатратный процесс, и хорошо, если Вы будете осуществлять его в присутствии человека, который понимает в этом больше, чем Вы.

Я могу стать для Вас таким человеком. Записывайтесь на консультацию, и мы вместе сможем начать путь к залежам Вашей жизненной силы, погребенной в травме, чтобы постепенно вернуть эту силу в Вашу жизнь.

Подробнее о способах связи и стоимости моих услуг Вы можете узнать на странице «Услуги».


Подписывайтесь на меня в социальных сетях, чтобы не пропустить новые материалы.

Если Вам понравилась эта статья, я буду признателен если Вы поделитесь ею: