«Toxic» стало словом года по версии оксфордского словаря в прошлом году. Количество просмотров страницы с этим словом на сайте словаря тогда увеличилось на 45% по сравнению с предыдущим годом. С тех пор все больше вещей и явлений, которые раньше воспринимались, как нечто вполне естественное, теперь носят ярлык «токсичный», и это интересное явление. Почему вдруг в окружающей действительности появилось столько всего токсичного?

Мы — социальные существа, нам необходимо чувство принадлежности к социуму для эмоционального, психического и физического благополучия. Но ради этого благополучия нам часто приходится отказываться от каких-либо личных проявлений. В благоприятной среде мы можем осознанно найти гармоничный баланс между потребностью в самореализации и потребностью в принадлежности. Но если среда вокруг небезопасна, люди склонны к сильному упрощению взаимоотношений. И родители в такой ситуации вместо того, чтобы обеспечить ребенку необходимое пространство для гармоничного развития, пичкают его различными жесткими установками — интроектами о том, как надо жить, что говорить, как поступать в различных ситуациях и так далее. И их можно понять. У них самих просто нет ресурса для того, чтобы дать его детям. Они дают, что могут. Но ребенок в такой ситуации вынужден приспособиться, чтобы выжить. Он привыкает есть эти интроекты, не пережевывая, гонимый тревогой родителей. Эти интроекты в итоге ложатся тяжким грузом внутри человека, и со временем он утрачивает способность чувствовать, что ему подходит, а что нет. Чувство отвращения в нем атрофируется. А это приводит к тому, что он начинает глотать все больше неподходящих ему вещей, которые, накапливаясь внутри, приводят к острой интоксикации.

Тот факт, что все вокруг стало токсичным, на мой взгляд — плод коллективного осознания, что все мы давно питаемся протухшей едой, которая нам больше не подходит, и которую мы больше не хотим есть. Мы переели этого и не хотим больше себя травить. К нам еще не вернулось в полной мере чувство отвращения, чтобы сразу отказываться от неподходящей еды. Мы ее по привычке проглатываем и потом, когда понимаем, что только что съели, вызываем рвоту, чтобы освободиться от яда. Поэтому наша реакция на любые новые или старые интроекты такая острая.

Ситуация усугубляется еще и тем, что среда за наш отказ от своих проявлений и согласие есть то, что мы не хотим, больше не дает нам необходимого уровня поддержки. Жертвы оказываются бессмысленными, сделка — абсолютно невыгодной.

В гештальт-терапии работе с отвращением уделяется большое внимание. Одна из первостепенных задач терапии — возвратить способность чувствовать отвращение и начать пользоваться этим чувством. Важно обрести способность, опираясь на чувство отвращения, выбирать между тем, что подходит, и тем, от чего нужно отказаться, чтобы не травить себя.

Сегодня в мире происходит глобальный отказ от привычных ролей: социальных, гендерных, внутрисемейных. Это необходимо, чтобы каждый мог взять себе время на передышку и сделать осознанный выбор, кем являться, а кем нет.

Эта ситуация переоценки ценностей, ролей, гендера у многих вызывает большую тревогу. Роли и маски — может быть и плохая, но все же опора. А когда ты не видишь никакой альтернативы перед лицом хаоса, реального или мнимого, становится очень страшно и хочется яростно защищать свои маски и роли, какими бы они ни казались токсичными окружающим. К тому же, уже отказавшиеся, в силу того же страха, тоже часто ведут себя не менее токсично.

Если посмотреть на ситуацию со стороны, то она похожа на уход под воду корабля, ударившегося об айсберг времени: кто-то спасается, как может, кто-то держится за свои ценности, роли и маски, как за спасательный круг, кто-то плывет на спине другого, кто-то ждет, что придет всеобщая справедливость, и его тоже спасут, кто-то обвиняет других за то, что они спасаются сами и не хотят спасать его/ее.

Мы живем в интересное время, когда очень многим все еще хочется, чтобы явился и всех спас добрый, справедливый, одним словом, идеальный родитель в лице человека или различных институтов, но вместе с этим растет всеобщее понимание, что этот родитель никогда не явится, и что все зависит от нас самих.

В наших силах начать давать друг другу столько заботы, сколько мы можем дать. В наших силах начать просить заботу, если она нам нужна, прямо и без манипуляций или обвинений. В наших силах научиться выносить отказ Другого в предоставлении нам заботы. Собственным благополучием, нахождением или созданием мест, где мы сможем получить поддержку и заботу, нам нужно заняться самим с полной ответственностью. Хорошо, если при этом мы научимся обходиться без принуждения, потому что любая вынужденность в конечном счете приводит к токсичности.


Подписывайтесь на меня в социальных сетях, чтобы не пропустить новые материалы.

Если Вам понравилась эта статья, я буду признателен если Вы поделитесь ею: